РЕНТА ВСЕМ! Понедельник, 20.11.2017, 07:54

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта-1

Главная » 2012 » Сентябрь » 10 » Хроника Армагеддона. Крах золотого стандарта.
13:16
Хроника Армагеддона. Крах золотого стандарта.

Очень часто раздаются голоса, что все страхи коллапса современной финансовой системы не обоснованы. Что она не раз уже справлялась со стоящими перед ней проблемами, и ни что не может помешать ей справиться с ними еще раз. Одно из проявлений такового оптимизма связано с вопросом угрозы гиперинфляции. Мол, деньги печатались, печатаются и будут печататься в любых объемах, но ни к какой гиперинфляции это не приведет. Чуть менее оптимистичные высказывания заключаются в том, что и сама гиперинфляция, хоть и неприятное явление, но не так чтобы очень сильно влияющая на объективную экономическую реальность. Справилась Европа с ней в 20-х – 30-х годах прошлого века, справится и сейчас.

Для того, чтобы адекватно оценить эту угрозу, уже в полный рост замаячившую перед Западом после бравурного заявления Марио Драги, нам необходимо проследить внимательно весь путь, который прошла мировая финансовая система, начиная с образования ФРС в 1913-м году и вычленить те факторы, которые позволили ей оставаться устойчивой на протяжении 100 лет. Таким образом, мы сможем понять, какими именно еще ресурсами обладает система в настоящее время, чтобы избежать коллапса.

Кстати, многие аналитики указали на то, что само заявление Драги еще не означает фактического запуска печатного станка в Европе, а относится лишь к так называемым вербальным интервенциям, призванным успокоить и обнадежить рынки без каких-либо фактических действий ЕЦБ, реально меняющих текущую ситуацию. Такое предположение имеет право на жизнь, тем более, что решения суда в Германии, который фактически должен подтвердить или опровергнуть согласие Германии на такой сценарий пока нет, а без него все слова Драги рискуют так и остаться словами. На тот же факт указывает и крайне оптимистическое поведение финансовых рынков, говорящее скорее о грядущей подготовке затяжного обвала, чем об устойчивых перспективах роста. И тем не менее, чем бы не оказалось в итоге заявление Председателя ЕЦБ, стартом печатного станка или еще одной из подготовительных фаз к этому процессу, перспективы финансовой системы от этого не поменяются. Все уже предопределено и неизбежно. Ведь по сути выбор делается между немедленным обвалом и обвалом некоторое время спустя. Скорее всего, эстафету Драги уже на этой неделе подхватит Бернанке, сделающий столь долгожданные намеки рынкам на КУЕ-3. Ну а за вербальными интервенциями вскоре последуют и реальные. При всем моем желании увидеть другой сценарий, дающий шанс континентальной Европе не ввязываться в эту мясорубку, Германии вряд ли удастся отсидеться «в окопах», защищая финансовую стабильность. У нее попросту не хватит для этого ресурсов, а недавние многочисленные уколы со стороны ее западных партнеров показали, что уязвимость Германии достаточна для гарантий ее итоговой послушности решениям англосакских банкиров.

Но вернемся к истории вопроса. На мой взгляд, в прошедшем столетии следует выделить несколько временных этапов (Прошу прощение за упрощенную пунктирную трактовку событий) :

  1. 1913-1929. (Рождение, Начало)
  2. 1929-1932. (Двойственность, Конфликт)
  3. 1932-1939. (Устойчивость, Развитие)
  4. 1939-1945. (Полнота, Порядок, Трансформация)
  5. 1945-1972. (Жизнь, Религия)
  6. 1972-1991. (Равновесие, Устойчивость)
  7. 1991-2001. (Совершенство, Безопасность, Торжество)
  8. 2001-2008. (Проявление, Удача)
  9. 2008-2012. (Завершение, Всемогущество)

Любопытно, что Этапов получилось именно 9, что соответствует полному жизненному циклу какого-либо явления. В скобках я указал достаточно распространенные варианты символики каждого числа, наиболее правильно отражающие наш предмет интереса. И хотя 2012 может и не оказаться завершающим годом действия последнего этапа, я бы не рискнул заглядывать в слишком отдаленное будущее.

Итак, рассмотрим все этапы по отдельности.

1.       1913-1929. Этап первичной активизации и проявления. Итак, после принятия соответствующих законов ФРС становится частной банковской организацией, но особых немедленных плюсов это не дает. Деньги намертво привязаны к золоту, и хотя государство берет определенные «бумажные» кредиты у ФРС в долг, слишком много взять не получается. По причине того, что золото не получится набрать слишком много для оплаты процентов. Да и сами проценты невысоки. Идет становление Системы, но пока каких-либо существенных отличий от государственного ЦБ не видно.

2.       1929-1932. Ограниченные возможности государства по стимулированию экономики в сочетании со стремлением производителей к максимальной прибыли приводят к жесточайшему системному кризису, охватившему весь Западный мир, названному Великой Депрессией. В Европе, где ЦБ были государственными начинается сумасшедшая гиперинфляция, отлично запечатленная классиками в литературных сюжетах (Ремарк, Фаллада). В США и Британии, где ЦБ – частные, такого не происходит. Государство лишено возможности денежной эмиссии, а брать в долг неотдаваемые суммы в золоте еще не позволяет здравый смысл. Потому в этих странах развивается обратный процесс – дефляция. Британскую империю поддерживает наличие многочисленных колоний, а США все же идут на согласованный с ФРС риск и осуществляют кредитное стимулирование своей экономики. Они нашли способ отдать долги. В 1933-м (по памяти) выходит закон о запрете на частное владение физическим золотом, просуществовавший аж до 1975-го года. Перед его принятием было осуществлена блокировка банковских ячеек по всей стране, а последующее вскрытие осуществлялось только в присутствии инспекторов Министерства финансов США. Золото изымалось, а его владельцам, которые смогли доказать правильность своих налоговых платежей, выплачивалась его стоимость. Решены оказались сразу три взаимосвязанные задачи – казна пополнилась за счет налогов, государство получило физическое золота для расплаты с ФРС по кредитам, а рынки получили необходимую денежную ликвидность, хотя и в бумажном виде. Но стабильность цен на золото делало риски не слишком высокими. В результате США очнулись и вышли из депрессии одними из первых.

3.       1933-1938. Накачка экономики деньгами и государственные меры по ее стимулированию ознаменовали новый этап в развитии капитализма. Европа чуть позже, но так же начинает оживать. Во многом благодаря появлению на ее территории жестких авторитарных режимов и целенаправленном развитии за государственный счет ВПК. Всеобщая неудовлетворенность результатами Первой мировой заставляла все страны включаться в гонку вооружений. Про гиперинфляцию все забыли, полностью восстановилась жесткая привязка к золотому (точнее к биметаллическому) стандарту. В этот период намечается глобальный переток золота в США. Во-первых, США активно экпортирует в Европу свою промышленную продукцию. Во-вторых, они кредитуют Европу, включая Германию. В-третьих, советская индустриализация также является хорошим потребителем промышленного оборудования. И за все идет расплата «желтым металлом».

4.       1939-1945. Дата окончания предыдущего этапа и начала данного несколько условна. Я привязал переход к началу Второй мировой войны, однако, значимые тенденции проявились несколько раньше. Основная характеристика данного этапа – перераспределение мировых богатств. В первую очередь это коснулось, разумеется, еврейского населения, которое тысячами уезжало из Европы в США, спасаясь от преследования и войны. Разумеется, уезжало со всем своим золотом. Кое-кто рисковал оставить свои накопления в нейтральной Швейцарии, но таковых было меньшинство. Но от войны уезжали не только евреи, но и многие европейцы коренных национальностей. Другим источником перевода средств в США стало так называемое «золото НСДАП». Часть его попало в США в конце войны, часть досталась «банкирам» позже через развитие Южной Америки, куда утекла немалая часть нацистского золотого запаса. Ну и СССР за поставки по лендлизу заплатил нем алой частью своих золотых резервов. Окончание этапа также условно. Можно было бы поставить и 1944-й год, год заключения Бреттон-вудского соглашения, по которому доллар становился наряду с золотом мировым средством платежа.

5.       1945-1972. В результате ВМВ в мире объективно сложилась новая реальность. Ни одна страна капиталистического мира не могла по своему экономическому потенциалу соперничать с США, которых вообще не затронула война на их территории. Наоборот, пока вся Европа с грустью смотрела на развалины собственной промышленности, США радостно подсчитывали результаты ее развития. Итоги войны позволили США занять главенствующее место на мировых финансовых рынках. Помимо того, что США предоставили практически всем странам Европы кредиты на восстановление, они смогли стратегически устранить своего самого основного потенциального противника – Германию. Даже не считая ее расчленение на Западную и Восточную часть. Немцы на 150 лет (по слухам, поскольку фактические документы недоступны) частично утрачивали собственный суверенитет, обязались хранить весь свой золотой запас в США, а за это получили быстрое и комплексное восстановление своей экономики. На первый взгляд, может показаться, что Германия заключила не такую уж плохую сделку, ведь план Маршалла в кратчайшие сроки превратил страну, лежащую в руинах, в мощнейшую экономику Европы. Но в том-то и дело, что немцы оказались плохими «игроками в политический покер». Будь они по упрямее, ничего бы принципиально не изменилось. Экономику все равно восстановили бы теми же темпами. США срочно требовалась мощная и привлекательная витрина капитализма на границе соц.лагеря. Так что превращение в таковую ФРГ было неизбежно, а вот золото и суверенитет могли бы быть и на месте. Тогда бы не пришлось сейчас с убогим видом просить разрешение на проведение аудита своего золота в США. В котором, кстати, немцам было отказано. Да и нет того золота давно. В этот же период США делают мощнейшую ставку на то, чтобы доллар превратился в единственную мировую резервную валюту. Они первыми из всех стран вводят понятие внетерриториальной валюты. Появляются так называемые «евродоллары», то есть доллары на счетах европейских банков, которые для совершения платежей или кредитования необязательно прогонять через США и американские банки. Поводом для такой экспансии стала вполне понятное свойство доллара, как самой надежной валюты, обеспеченной золотом, да и к тому же принадлежащей единственной крупной стране, не разрушенной войной. Но такая экспансия (начавшаяся во второй половине 50-х годов) имела и обратную сторону. Доллары должны были появиться в количестве, существенно превышающем не только потребности американской экономики, но и ее саму. А поскольку все доллары – кредитные, обремененные процентом, и должны быть гарантированы государством, то это не могло не вызвать опасение со стороны руководства и самих США. Гибель Кеннеди в 60-м как раз и связывают с его пониманием грядущей проблемы и желанием освободить США от «ласковых объятий» ФРС. Но история свершилась именно так, как свершилась и результат международной экспансии доллара привел США на грань коллапса уже к началу 70-х годов. В мире попросту не было столько золота, чтобы поддерживать фиксированное обеспечение доллара. Да и очень вовремя случившийся первый нефтяной бум 1971-1972 довольно сильно ударил по карману США, резко нарушив их торговый баланс. Так или иначе, но золотое обеспечение доллара приказало долго жить.

6.       1972-1991. Один из моих друзей указал на то, что 1991-й не совсем корректная дата для обозначения окончания данного этапа. С этим можно согласиться. Само по себе окончание этого этапа связано впрямую с развалом СССР и окончанием противостояния двух Систем. Я взял за дату – формальный признак, поскольку установить точную дату начала фактического развала Союза не представляется возможным. Даже в финансовом плане, который интересует нас в первую очередь, срок старта масштабного вывоза за рубеж валюты и золота из СССР не установить.

С одной стороны, наиболее плотным этот период был, скорее всего, в период правления Андропова. То есть 1983-1984. Однако в тот момент все вывезенные средства еще формально имели собственником СССР или одну из его организаций, включая теневые структуры обеспечения деятельности разведслужб. То есть все-таки находились под плотным контролем. А в какой именно момент этот контроль был утерян и про средства «забыли», я не ведаю. Потому и обозначаю этот этап крайней датой – 1991-й год. Основными характеристиками этого этапа является всемирная экспансия уже ничем необеспеченного доллара и начала перехвата власти финансовым сектором экономики у реального. Доллар по совокупному объему эмиссии полностью оторвался от масштабов самой американской экономики. С одной стороны, государственная машина США прекратила этому препятствовать, поскольку минусы в виде процентов по долгам стали виртуальными (всегда можно напечатать больше), а политические плюсы были неоспоримы. Доллар фактически стал занимать место параллельной валюты в экономиках множества стран по всему миру, сохраняя при всех своих темпах эмиссии для удовлетворения спроса потрясающую стабильность в платежеспособности. И вот этот момент особенно интересен. И в Европе, и в США инфляция появилась, но носила очень невыраженный и почти скрытый характер. Этому способствовали три главных фактора. Во-первых, при формальной системе плавающих курсов все основные валюты – доллар, фунт, дойче марка и швейцарский франк, котировались относительно друг друга с колебаниями в определенных границах, позволявших сохранять внешнюю стабильность и одновременно проводить в самой Европе ограниченную эмиссию, облегчавшую государствам-эмитентам балансирование своих бюджетов. Эмиссия доллара была в разы больше, но это была, так сказать, «обеспеченная эмиссия», то есть эмиссия, против которой выступал спрос со стороны производителей реальной продукции. На роль главного партнера была избрана Япония. Она идеально подходила для данного этапа в качестве «спарринг-партнера». Во-первых, японское население отличается психологически крайним консерватизмом и доля сбережений в стране традиционно является самой большой из всех стран капитализма. Таким образом, у Японского ЦБ всегда были под рукой гигантские массы долгосрочных реальных денег от своих собственных граждан. Во-вторых, Япония, так же как и Германия после ВМВ оказалась в определенной зависимости от США, в том числе политической, а потому была вынуждена следовать рекомендациям своего «старшего партнера». В-третьих, разработанная схема перекачки денег в США оказалась выгодной и самой Японии (скоро за это придется расплачиваться, но схема худо-бедно проработала несколько десятилетий). Она подразумевала, что ЦБ, аккумулируя средства населения дешево спонсирует (кредитует) национальную экономику. Экономика, нацеленная на экспортную экспансию, оказалась способной выиграть международную ценовую конкуренцию за счет продажи товаров по или иногда даже ниже реальной себестоимости. А кредиты японского ЦБ, обращенные в доллары США и направленные на вложения в американские долговые бумаги, приносили за счет разницы в процентных ставках необходимую прибыль и покрывали убытки прямого производства, обеспечивая доходность схемы в целом. При этом курс японской иены к доллару оставался стабильным за счет скупки иены экспортерами (репатриация валютной выручки в страну). Таким образом, за счет сбалансированности потоков и скромности японцев в личном потреблении на фоне постоянно растущей гигантскими темпами японской экономики, достигалась балансировка и долговременная устойчивость всей системы. Более того, именно иностранный спрос, обеспеченный реальными деньгами предотвращал инфляцию в самих США. Хотя иногда эксцессы в виде отдельных пузырей возникали – например, на рынке американской деловой недвижимости в 80-е годы за счет активной скупки ее японцами. Однако, резервы подобной системы были небесконечны. Даже с учетом быстрого роста экономики доходы японцев физически не успевали за ростом потребностей в расходах американской экономики. Я в данном случае говорю именно о США, как основном потребителе этой схемы международного кредитования. Однако существенное накопление долгов в этот период шло и по всей Европе. Источником средств были все страны Азии, экономика которых активно развивалась. Особенный вклад в устойчивость западной финансовой системы в этот период внесли нефтедобывающие страны Ближнего Востока и Севера Африки. Их экономики физически не были способны утилизировать всю массу поступающих от экспорта энергоносителей доходов, и все избыточные доходы оседали в банках Европы и США. На такой выбор во многом повлияла и политика СССР, который не пошел на обострение отношений с Западом в первой половине 70-х в исключительно для себя выгодных условиях. Одним из косвенных последствий такого решения стало постепенное охлаждение отношений СССР и арабских стран, что и привело к массовому переориентированию этих стран на США, в том числе и в финансовом плане.

7.       1991-2000. Распад СССР произошел, если смотреть с точки зрения потребностей западной финансовой системы, удивительно вовремя. Точнее, он чуть было не опоздал. Если бы СССР просуществовал бы еще лет 10, то общемировая ситуация уже сегодня была бы кардинально иной. Но история сослагательных наклонений не знает и откровенное неприкрытое ничем разграбление нашей страны за счет гигантских масштабов позволило выиграть для Запада еще 10 лет. Позволило бы и больше, если бы не два фактора, сыгравших решающее значение. Первый – ядерный. Имея в середине 90-х все реальные возможности добить нашу страну окончательно путем распространение развала на распад и России, Запад попросту струсил и не решился. Возможно, это лишь так кажется, и на самом деле не струсил, а не смог, но для такого вывода очень мало данных. А суть была в том, что сам Запад не готов был страивать прямую интервенцию в Россию даже при наличии лояльной к нему власти. Опасался гражданской и партизанской войны. А получить вместо пусть и строптивой, но в целом управляемой России десяток неуправляемых ядерных «карликов», на такие риски не решился никто. Второй – личностный. Приход Путина вместо Ельцина привел к существенным изменениям и в структуре нашей власти и в проводимой Россией политике. Глядя изнутри можно легко решить, что лекарство оказалось хуже болезни. И что сплошь коррумпированное чиновничество ничем не лучше власти олигархов, а то и хуже. Но с точки зрения внешнего положения России в мире очень многое изменилось. И в первую очередь – финансово. Россия фактически перестала кормить Запад. Не до конца. До сих пор большая часть средств от продажи нефти и газа оседает на Западе. Но уже немного не так. Во-первых, государственные валютные резервы строго сбалансированы по объемам с западными же кредитами нам (хотя вторые и имеют частную основу). Во-вторых, все российские вложения эпохи Путина в западную экономику имеют четких хозяев в лице официального российского бизнеса, а значит, относительно защищены мощью всей страны от экспроприации. Некоторые объемы «серой» утечки продолжаются, но даже на несколько процентов не соответствуют потребностям Запада в «живых», обеспеченных деньгах. Кризис 90-х в Азии, спровоцированный из США (эго даже назвали экспортированным) также привел и к существенному росту осторожности в странах Азии.  Они, испытав на практике, чем может грозить увлеченность иностранными инвестициями начали постепенный возврат к традиционным ценностям (золоту) и вложениям в местную экономику. На завершающем этапе данного периода Европа перешла на Евро. Если отвлечься от традиционных бравурных гимнов по этому поводу, то единая европейская валюта означала два принципиальных момента – ограничение долговых аппетитов в Европе (США стали испытывать проблемы с финансированием, и сильный конкурент был не нужен) и увеличение фактической подчиненности европейской финансовой системы ФРС. Этот момент достигался через недееспособность европейских институтов к принятию быстрых, жестких, но эффективных решений, поскольку слишком разная экономическая ситуация в странах-членах еврозоны не давала возможность быстро договориться. Так что по сути рождение Евро укрепило, а не ослабило монополию доллара, хотя внешне это кажется совсем иначе. Но это решение привело лишь к изменению стратегической ситуации, а практическую спасти уже становилось невозможно. Кризис 1999-2000 постарались залить эмиссионными деньгами, но 9/11 стало неизбежностью. Ведь уже весь мир, являющийся нетто-донором Западной цивилизации не производил столько реальной продукции (даже с учетом роста цен), чтобы наполнить реальным обеспечением новую эмиссионную массу. США предприняли еще попытку расширения своего экономического и финансового (долларового) пространства за счет уничтожения некоторых не очень лояльных оппонентов (Сербия, Ирак), но их масштабы не позволили отодвинуть проблемы в долгий ящик.

8.       2001-2008. Взрыв «близнецов» положил начало новой реальности политического террора. Если попытаться выделить главное, то это попытка Системы (с США во главе) взять под контроль уже очень неофициальные, но денежно емкие сферы (наркотики, оффшоры), а внутри страны положить начало этапу сворачивания знаменитой «американской свободы». Этот же период характеризовался продолжающимися попытками расшатать ситуацию в России, как и поиском способов давления на Китай.  Эпопея с Россией завершилась войной 08.08.08. А попытка давления на Китай – многочисленными проблемами в Пакистане, являющемся главным стратегическим союзником Китая на Среднем Востоке и его единственным гарантированным выходом в Индийский океан. Однако, война с Грузией завершилась далеко не так, как планировали американские стратеги. Ситуация в Пакистане также не сработала в полной мере. Дело дошло даже до того, что понявшие куда дует ветер пакистанцы разобрали на несколько частей свои ракеты с ядерной начинкой и складировали их в разных частях страны, чтобы не быть обвиненными в начале ядерной войны с кем-либо. В самом Западном мире все это время шла резкая концентрация активов в немногих руках «правильных пацанов». Если применить бытовой образ, то через банки, системы онлайновой торговли на биржах и форексе, через многочисленные хедж-фонды и т.д. был запущен гигантский пылесос откачки денег у реального сектора экономики и простых граждан. И вот, когда уже и этого перестало хватать снова «грохнуло».

 Как я уже написал ранее, с приходом Путина жизнь Запада за счет дальнейшего ограбления России стала существенно затруднена. И дело в первую очередь даже не в том, что на место расхитителей пришли к власти чиновники, стремившиеся к возрождению России. Все гораздо проще. Государственный аппарат, перехвативший власть у олигархата срочно нуждался в зримых источниках своего могущества. А для этого требовались две вещи – резкое ослабление долговой зависимости от Запада, позволявшее проводить относительно независимую политику, а также кратное относительно 90-х годов наполнение государственного бюджета, служившего источником богатства и власти для чиновничьего сословия. Решение обеих этих задач и привело к резкому сокращению богатств России, утекавших на Запад для финансирования его собственных проблем. Однако, слабость самой России в этот период не позволила проводить полноценную национально ориентированную политику. Россия по-прежнему все свои доходы от продажи энергоносителей «складировала» на Западе в долговых бумагах. Но даже простое наведение относительного порядка в налоговой и торговой сферах позволило, во-первых, отсечь от «русской кормушки» толпы западных посредников, сделавших себе состояние в 90-х, а также стать государству реальным владельцем, размещаемых на Западе средств. То есть в одной стороны финансирование все же продолжалось, но теперь ситуация кардинально поменялась. Не Запад из наворованных в России средств кредитовал Российское государство, облагая эти кредиты различными условиями, в том числе политического характера, а уже Россия, как государство, кредитовала Запад, периодически выставляя сопутствующие требования к нему.  И это создало на Западе дополнительный вектор напряжения в его финансовой системе.

Вообще, для лучшего понимания роли кредитных потоков в мировой политике необходимо осознать, что разрешение кредитных проблем возможно одним из двух способов – ликвидация кредитора или полная расплата по долгам. В отношениях с Россией по мере укрепления ее государственности первый способ становился все более призрачным, а второе из-за масштабов кредитования становилось все более проблематичным. В результате Запад постепенно становился вынужденным все больше учитывать российские интересы в своей политике.

Разумеется, такое положение напрягало Запад все больше и больше. И он всячески пытался разрешить проблемы традиционным для него силовым способом. Про один – попытка провокации войны с Грузией, я уже написал. Если бы решимость России в тот момент по прекращению агрессии оказалась чуть меньше, результаты были бы куда плачевнее, в том числе и в финансовой сфере. Со слабыми в мире не считается никто, их только используют в своих интересах.

Но основной удар по российскому государству был нанесен не в военной сфере, а в финансовой. Сегодня как-то само собой принято считать, что кризис 2008-го был мировым, более того, пришедшим с Запада, а Россия оказалась невольным заложником глобализации мировой экономики. Однако, это не совсем так. Если вспомнить, каково было состояние российской финансовой сферы в тот момент, то можно увидеть несколько примечательных моментов. Все операторы российских финансовых рынков, включая все крупнейшие банки, оказались целенаправленно перегруженными внешними займами. Ценные бумаги были по многу раз перезаложены. Принципиально мы имели многоуровневую финансовую пирамиду, мало отличавшуюся принципиально от того же МММ. Для людей, далеких от финансов, поясню на простом примере. Мы привыкли (и нас, как новичков в этой сфере все гуру рынков в этом старательно убеждали несколько лет), что рынки всегда стратегически растут. Во-первых, нормальные компании генерируют прибыль. Во-вторых, денежная эмиссия и инфляция, пусть и небольшая, но также ведет к постоянному ползучему росту цен на любую продукцию. Отсюда следовал естественный вывод – акции компаний должны всегда расти. Любое их снижение – не более, чем коррекция, призванная охладить зарвавшийся рынок, который до этого рос слишком быстро. Применительно к России постоянно добавлялся и третий аргумент – наши компании хронически недооценены относительно любого своего аналога на Западе.

Что в этой ситуации должна делать любая уважающая себя компания (банк), участвующий на бирже? Покупать акции на все средства, а когда их не хватает, закладывать их под кредиты и снова покупать акции. Особенно в те моменты, когда котировки акций слегка проседали. Запад даже пришел нашим биржевым игрокам на «помощь» и охотно кредитовал их под залог акций. Разумеется, с большим (до 60-70%) дисконтом, но кредитовал бесперебойно. Пока акции росли, все было нормально. В платежеспособности операторов рынка ни у кого не было сомнений и кредиты лились широкой рекой. Росту российских акций, кстати, способствовал и тот факт, что на нашем рынке активно работали и сами западные операторы. Причем, при полной поддержке всех наших регуляторов и правительства. Ну как же, это же иностранные инвестиции, за которые мы так упорно боролись. В некоторых крупных компаниях доля иностранных «инвесторов» достигала до 70% от всего объема свободно торговавшихся на рынке акций.

Но вот настало лето 2008-го года, и вся старательно выстроенная конструкция пришла в движение. Как по команде западные игроки начали покидать наш рынок. Разумеется, при их доле в России просто не оказалось средств, чтобы спокойно выкупить их продажи без обрушения рынка. А дальше начался пирамидальный сброс акций. Кредиторы, «обеспокоенные» падением рынков начали один за другим предлагать погасить кредиты или внести дополнительное обеспечение, которому просто неоткуда было взяться. Когда рынок рухнул в несколько раз, процесс стал полностью неуправляемым. Практически все крупнейшие российские компании, в которых доля государства была менее 50% оказались под угрозой сменить владельцев на иностранных агентов. Не вмешайся тогда государство, сейчас такие компании, как Лукойл, Русал, Норильский Никель и многие другие, давно бы числились в разряде «иностранных инвестиций». А учитывая, что конкурентов никто плодить не любит, то в качестве первого шага их владельцами оказались бы их прямые конкуренты с Запада, а в качестве второго про производство на территории России можно было бы забыть. Таких примеров, увы, за 90-е набралось огромное количество.

Мне трудно представить, что творилось в тот момент в Кремле или нашем «Белом доме», с каким паяльником или утюгом Путин выбивал необходимые решения из Центробанка и Минфина. Но проблема была решена. Наш рынок государство буквально залило деньгами, впервые нарушив все правила «карренси-боард», а также в срочном порядке перекинула с Запада в ВЭБ солидную часть золото-валютных резервов. В результате попытка финансового разрушения России была сорвана, напротив, обратив кризис в свою пользу, государство резко увеличило свою долю в крупнейших российских компаниях. По сути произошла частичная национализация крупнейших частных активов. И, что самое любопытное, при полной поддержке их бывших владельцев.

В результате таких грамотных (безо всякой иронии) действий России удалось довольно легко отделаться от реальных проблем, а весь основной кризис переметнулся на свою «историческую родину», туда, откуда и был спровоцирован – в США. Хотя не стоит думать, что это был удар по Системе. Скорее обратное. Система очень грамотно воспользовалась, спровоцированным ею самой кризисом, для отъема денег у независимых от нее структур США и Европы, как и у миллионов граждан этих стран. А заодно и кардинально перераспределила влияние между финансовой и реальной экономикой. Кратное падение цен на недвижимость, акции и прочие «ну очень ценные бумаги» почти мгновенно превратило средний класс Запада из вполне состоятельных и успешных людей, довольных жизнью, в безнадежных должников финансового сектора экономики. Масштабы «уничтоженных состояний» реально исчисляются десятками триллионов долларов. А регулярное банкротство сотен банков даже родило очень любопытный источник финансирования госдолга США. Гражданам, у которых еще оставались свободные средства, было предложено хранить деньги не в банках (находящихся под угрозой падения), а напрямую в трежерис – долговых облигациях США.

9. 2008 – н.в. Примерно в этих условиях и начался последний этап современной финансовой системы. Его основная особенность заключается в масштабной перекачке «системными» банками средств в реальные «активы последнего дня» типа золота или акции компаний, способных пережить мировой финансовый коллапс и послужить базой для претензии на власть в постапокалиптическом мире. А не случайно затронул здесь тему акций. Этот вопрос требует отдельного пояснения. Никаких бирж, никакого фондового рынка и никаких акций после обвала не предвидится. Поэтому простое владение несколькими «бумажками» или даже 10-ю процентами какой-либо корпорации не будет иметь никакого смысла. Реальную собственность даст только реальное владение компаний с возможностью ее управление. Для простоты скажем, что это 51%. Все, что меньше 50-ти процентов, можно смело выбрасывать в корзину для мусора. Вот почему, кстати, в 2008-м была такая масштабная и скоординированная попытка по перехвату прав владения крупнейшими российскими компаниями в 2008-м. И такие же процессы происходят по всему миру. Относительно недавнее сенатское расследование в США касательно кредитов ФРС крупнейшим банкам выявило скрытое тайное кредитование нескольких банковских «монстров» на сумму в 28 триллионов долларов США. По сути это была тайная эмиссия, не выплеснувшаяся на рынок. Официальным объяснением этих сделок являлось спасение национальной финансовой системы от коллапса. Однако, истинная цель была в другом – большая часть средств пошла на скупку акций по всему миру, причем, именно тех компаний, которые имеют шанс пережить финансовый апокалипсис и в которых реально перехватить полную власть. Схема была выбрана простой до безобразия. Правильный банк, получив деньги от ФРС, покупает акции, упавшие в несколько раз, у банка, который не входит в систему. Банк, выручив деньги, отдает их ФРС в уплату по ранее полученным и вложенным в обесценившиеся деривативы кредитам. Схема схлопнулась. Деньги вернулись в ФРС (эмиссия ликвидирована), акции оказались в правильном месте.

Кстати, имея в виду именно эту или похожие схемы, многие рассуждают об эмиссии, не приводящей к инфляции. Но это стратегическая ошибка, которую я поясню несколько позже. Реальная схема махинаций с кредитами ФРС и акциями, конечно, не так примитивна и является многоступенчатой. Например, акции не просто кладутся в карман, а работают на биржах, что позволяет за некоторое время за счет колебаний котировок и акции себе оставить, и с кредитом ФРС расплатиться. Но суть остается прежней. Имея «безразмерный карман», можно творить на рынке все, что угодно до тех пор, пока на нем сохраняется хоть один аутсайдер, по своей глупости принесший «кровные» на биржу в надежде разбогатеть. Не случайно американские и европейские форумы, посвященные торговле на биржах, в последние годы пестрят массовыми воплями о целенаправленной игре брокеров против своих же клиентов.

В последние годы особенно в Европе наметилась еще одна массовая тенденция, свидетельствующая о приближении финала Игры. Долги частных банков национализируются. Делается это под видом спасения все той же финансовой системы, необходимой для нормального функционирования экономики. Но давайте посмотрим, что происходит в реальности. Некий частный банк из Европы фактически прогорел на торговле деривативами, объем которых по всему миру исчисляется сотнями триллионов долларов. Для его спасения государство, в котором расположен данный банк берет кредит у других стран или международных организаций, и отдает их банку. Банк, получив средства расплачивается ими со своим американским партнером – банком, который когда-то и втравил этот европейский банк в деривативную аферу. Американский банк, получив средства, скупает «активы последнего дня» и тайно выводит их со своего баланса. «Дырка» в балансе мгновенно прикрывается синхронным ростом каких-нибудь иных бумажных мукулатурных активов», валяющихся без толку (по причине непродаваемости) на балансе банка.

При этом параллельно раскручивается и информационная война против Европы, призванная перевести как можно больше средств испугавшихся этого прессинга инвесторов из Европы в США, рекламируемые как «тихая гавань». Разумеется, после попадания в американские банки эти средств ждет та же самая судьба, как и в варианте, описанном выше.

Предел этой игры уже не за горами и отсрочка определяется всего лишь двумя факторами – наличием свободных денег у тех, у кого их еще можно отнять, завлекая в эти схемы, а также эмоциональным доверием экономических агентов в то, что все будет хорошо, и «гениальные регуляторы» обязательно найдут план спасения. И, судя по всему, предельный момент по обоим факторам уже не очень далек.

Часто говорят, что если все так плохо, то почему тот же Китай, имеющий более 3-х триллионов вложений в облигации США и Европы, ведет себя так спокойно и не пытается выйти из этих активов, пока их еще можно продать. На самом деле Китай ведет себя исключительно рационально. Здесь имеют значение три момента. Во-первых, чем дольше длится «день», тем больше успевает Китай перевести средств в реальные активы без мгновенного обрушения рынка. Во-вторых, перед коллапсом почти неизбежно будет короткий период гиперинфляции, во время которого продать «бумагу» будет на порядок легче и беспроблемнее. В-третьих, потери неизбежны и Китай относится к этому вопросу философски, пытаясь выжать из ситуации максимум. Любые иные действия привели бы к заведомо худшему результату. Кстати, радует, что Россия в последний год фактически проводит ту же политику, что и Китай, хотя гораздо осторожнее. Но и зависимость России от Запада пока несколько больше, чем в случае с Китаем.

И, наконец, собственно о неизбежности гиперинфляции. Сегодняшняя эмиссия во многом не приводит к инфляции по одной простой причине. Деньги не попадают (почти) в реальную экономику. И хотя все политики дружно говорят об этом, как о главной проблеме, на самом деле они делают все возможное, чтобы так и было в дальнейшем. Реальная экономика УЖЕ по факту никого не волнует. Но проблема в том, что рефинансирование государственных (уже имеющихся долгов) требует денег, которые лишь частично подлежат утилизации. Утилизируются лишь проценты, которые США (например) платит ФРС, или долги, которые против погашения вызывают новые в таком же объеме. В случае, если бы текущего дефицита не наблюдалось, то реальную угрозу инфляции вызывали бы лишь средства, образующиеся из разницы между ставками трежерис и ставками ФРС. Что в сущности не такая уж большая величина. Однако, бюджетный дефицит США растет угрожающими темпами. Всего лишь за два последних года совокупный госдолг США вырос на 2 триллиона долларов. Совокупный рост бюджетного дефицита стран Европы не многим меньше. И все ЭТИ деньги пошли в реальную экономику. Именно они и делают угрозу гиперинфляции в какой-то момент неизбежной. И этот момент приближается все более быстрыми темпами. http://chipstone.livejournal.com/


Просмотров: 360 | Добавил: surprise | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта-2

Закладки

Статистика


Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный хостинг uCoz